Понедельник, 17.Декабря.2018, 12:24
Главная » 2018 » Октябрь » 10 » по Белому морю на катамаране (лето 2018)
21:32
по Белому морю на катамаране (лето 2018)

Эпиграф:
Это было необычное лето. Это был необычный поход. Это всё равно, как после болезни, или долгого отсутствия снова оказываешься в знакомом месте и вдруг замечаешь, что всё немного изменилось. Совсем чуть-чуть, но всё стало другим. Нельзя сказать, лучше или хуже, наверное всё таки лучше, но другим. И прежние ожидания хоть и не оправдываются, но вполне себе становятся тем, что произошло в этой обновлённой жизни…

     В этот момент надо бы добавить что-нибудь пафосное, но не буду. Лучше расскажу по порядку о необычном походе по Белому морю, который случился с нами этим жарким, ласковым летом. Итак...

 

Поход по Белому морю на катамаране.
(Три плюс три и пёс)

 

 

Не буду рассказывать как мы собирались и упаковывались, как ехали на нагруженном автомобиле, как добирались до Кеми а затем до Чупы. Все эти подробные рассказы с обязательной фотографией пересечения границы республики набили уже оскомину. В общем, тихим, пригожим июльским вечером мы наконец то оказались в посёлке Чупа и тут же занялись сборкой катамарана. Погрузив огромную кучу скарба на борт, в два часа ночи отчалили и вскоре оказались в одном укромном местечке в восьми километрах от места старта. Малюсенькая бухточка приняла нас до утра, и жизнь наша закачалась в соответствии с графиком приливов и отливов, диктующим свой особенный ритм.

 

 

 

 

    Вот тут полагается приостановить повествование и рассказать о действующих лицах. Сначала о первых трёх путешественниках. Самый первый у нас значится Володя Борода (капитан Борода!), он же вдохновитель водных походов, несколько лет назад осуществил мечту - приобрёл катамаран, поскольку море зовёт! Затем не обходим вниманием нашу бессменного (бессменную) рулевого – это Саша, или просто Шурик. Без неё не обходится ни одно неординарное путешествие. Идеи и планирование приключений на её совести и энтузиазме. Первую тройку персонажей замыкаю я, Володя Бобас, автор этого бестселлера, оператор-любитель, который каждый раз надеется создать нетленку, но природная лень скатывает всё к банальному видеоролику.

     Во второй тройке находятся дети, племянники Володи и Саши. Глеб, молодой человек одиннадцати лет от роду, в меру спокойный и рассудительный, отдан на воспитание капитану Бороде сроком на месяц, за это время он должен стать настоящим морским волчонком, на что все надеются. Номер два и три занимают брат и сестра, Сашины племянники. Нике тринадцать лет, Мите девять. Оба словно батарейку известной фирмы проглотившие, энергия так и брызжет через край. Глаз да глаз нужен да умение направить эту энергию в нужное русло, что не всегда удаётся. Всю честную компанию, как и положено, сопровождает пес Жухрай породы хаски. Он уже просоленный зверь, с юных пор в море и вообще, самый главный персонаж на фото и видео и самый лучший друг и товарищ.

 

Подъем был поздний и, соответственно, жарким. Эта самая жара загнала почти всех в воду. В общем, купальный сезон в Белом море для нашей маленькой компании открыт. Кто-то подал идею запустить детей плавать в спасательных жилетах и с этого момента можно было за ними не следить. Только время от времени нужно было выгонять их из воды, чтобы обсохли и погрелись. Хотя при температуре воды в двадцать два градуса замёрзнуть весьма затруднительно.

 

 

 

Дно бухточки сплошь усыпано морскими звёздами. Поначалу думали, что они все дохлые. Но нет, оказались живые. Ника громко боялась их, привлекая к себе внимание. Одну из звёзд извлекли из воды и она подверглась научному изучению. Все склонились над ней, разглядывая многочисленные непрерывно двигающиеся ворсинки на нижней стороне диковинного беспозвоночного животного.

 

 

Только на следующий день мы покинули эту бухточку, наше первое пристанище. Решено было перейти к острову Олений. По пути остановились порыбачить. Эхолот показывал приличную глубину рядом со свалом, как раз, чтобы трески надёргать. Но не задалось – рыба отчаянно не клевала, а справа и слева проносились разнообразные плавательные средства. Такое ощущение, что мы стоим на Невском проспекте прямо на осевой линии. Быстренько смотали снасти и попрямовали к Оленьему, как раз успели к начинающемуся отливу. Пока нашли подходящее место, пока причалили и разгрузились, вода тем временем оголила пологий участок берега и море отошло метров на пятьдесят за гряду камней. Поставили палатки на более-менее плоской каменной площадке возле склона и водные процедуры продолжилось. Купающиеся нарвали морской капусты и развесили её сушиться на деревьях. Вода в котелке закипела, обед готовился, солнце шпарило не по северному.

 

 

 

 

С утра не сиделось на месте. Пара часов ещё была в запасе, поэтому мы с Сашей пошли на противоположную сторону острова, где по сведениям должен находиться слюдяной карьер. Все остальные по прежнему предавались ленивому отдыху, чередуя купание с лежанием на прогретых камнях и, соответственно, никуда идти не пожелали. Тоже неплохо, мы тоже поваляемся, когда вернёмся.

В сторону карьера попешкарили напрямки через лес. Было жарко и душно. Периодически наклонялись, срывая на ходу спелые ягоды черники. Прошли через прозрачный горелый лес и попали в густой сосняк перемешанный с лиственными породами деревьев. Встретилась натоптанная тропинка, которая точно должна привести куда надо. Так и произошло. Узкий карьер с отвесными стенками врубился вглубь острова метров на пятьсот, отдалённо вызывая ассоциации с Рускеальским карьером, хотя ничего общего между ними нет. Вода здесь может быть и пресная, но мутная. Пробовать на вкус совсем не хотелось. Стоявшие рядом туристы мыли в карьере посуду. Пофоткав и полазав по стенкам, отправились дальше, на поиски второго. Сверху открывался шикарный вид на пролив между островом и материком, вполне достойный для запечатления на "фотоплёнку".

 

 

 

Пройдя по берегу нашли и следующий карьер, и выработки, а также дорожки, выложенные камешками, и камешки, огороженные кустарником от всего мира. В общем, туристический народ развлекается как может, а на Оленьем этих самых туристов видимо-невидимо. Чупинская губа очень даже подходящее место для матрасничества. Пока вдоль берега дотопали до нашего катамарана, на небо набежали темные тучи и в воздухе запахло грозой. Вскоре начался ливень с молниями и громовым грохотом. Выходить в море в такую погоду смысла не было, поэтому скоротали время под тентом, слушая поутихший дождик и занимаясь кто чем.

 

 

 

На следующий день всё же отправились дальше. По пути порыбачили, уже успешно. Несколько нормальных таких трещИн (т.е. рыб трески) были извлечены из глубин, чтобы отправиться нам на ужин. Хотели дойти до острова Сидоров, но волею судеб пристанище нашлось на каком то небольшом острове, не помню уже названия (тут знающие люди подсказывают, что называется он Илейка). Палатки поставили на заросшем лесом берегу, а костёр и посиделки устроили на каменном лбу рядышком.

 

 

 

 

Следующий день был более насыщенным.
(Я конечно понимаю, что данное повествование начинает напоминать дневник, в котором один день похож на другой, но так оно и есть. Во время путешествия не было особой сверхцели, чтобы что то покорить или преодолеть. Мы просто наслаждались морем, погодой, общением друг с другом. День проходил за днём, природа вокруг неспешно меняла свои декорации и отпуск продолжался, принося положительные эмоции. И не было ничего лучше, чем идти под парусами наедине с морем и ветром).

 


     Итак, день начался с прогулки. Пешая компания, в которую входили вся детвора и двое взрослых, отправилась вокруг острова против часовой стрелки. Сначала поздоровались с соседями, муж с женой уже не первый десяток лет проводят летнее время в Чупинской губе. Здесь выросли их дети, и те уже сами путешествуют, приобщая своих детей к природе. Затем мы обошли противоположный берег, в который бьет крепкая волна, и обогнули высокий каменный мыс со старым потухшим маяком. После чего вернулись обратно. (Маленькое отступление. Берега этого небольшого острова вобрали в себя многообразие северной карельской природы. Пока мы шли, постоянно менялся вид берега – то мы шуршали по гальке, то прыгали по крупным камням, то забирались на обточенные ледником каменные лбы, то шли по кромке леса. Нигде не было скучно или однообразно.) Однако мы тут надолго не задержались и во второй половине дня, как только подошла большая вода, мы тут же совершили недолгий переход к острову Сидоров.

 

 

 

 

На Сидорове нас приняла очаровательная бухта с песчаным пляжем. В лесу, недалеко от нашей стоянки нашлась недостроенная изба, которую мы тут же осмотрели. Строительный материал – доски, брус, были относительно свежие. Удовлетворив любопытство мы вернулись к нашему катамарану. Здесь уже полным ходом шло приготовление ужина и велись хозяйственные работы – Ника собственноручно пришивала оторванные лямки у хозяйственной сумки. После ужина дети остались играть на берегу, а мы пошли побродить вдоль берега. В этом месте вся поверхность состояла из каменных лбов, удивительным образом исчерченных неглубокими бороздками, словно кто-то пытался изобразить здесь хитрый орнамент. Побродив и пофоткав природные чудеса, мы вернулись обратно, едва прорвавшись через черничные заросли, никак не желавшие отпускать нас с пустыми руками и животами. Солнце закатилось прямо в море, обещая на завтра хорошую погоду.

 

 

 

 

 

 

 

Недолго светило пряталось за горизонтом, выкатилось на небо спозаранку, всё-таки здесь северные широты. Рано поднялись и мы – морской прилив диктует свой график жизни. Вскоре мы вышли в море. Чупинская губа, в принципе, уже оставалась за спиной. Всего лишь один более-менее большой остров оставался впереди – это Пежостров, куда мы и направились. Шли под мотором, поскольку стоял почти штиль. Дети и пёс Жухрай спали, мы лениво беседовали и наблюдали за белухами, которые время от времени показывали свои спины над поверхностью воды. Не торопясь дочапали до бухточки, где также находилась очередная изба. Говорят, что здесь тоже, время от времени проживают бабушка с дедушкой. Тут у них что-то вроде дачи. Всё так чистенько, прибрано, края дорожек выложены камешками, рядом с домом самодельные качели для внуков.

Детки разбрелись по лесу собирать чернику, а взрослая часть экипажа (кроме меня) отправились на рыбалку. Я остался отсыпаться в палатке. Потом всё же выбрался наружу, чтобы поснимать воду и окружающие виды. На ужин пожарили свежепойманную треску, закусили черничным йогуртом (толчёные ягоды со сгущёнкой). Посреди бухты белухи разделывались с косяком рыбы, мелькая белыми спинами. Райское местечко. Мажем обгоревшие носы и другие части тел мазью от ожогов (то бишь от загара). Север, говорите?

 

 

 

 

 

Следующая остановка недалеко от селения Соностров. Теперь наше генеральное направление следует на юг, вдоль береговой линии. После нормального такого перехода находим пристанище на берегу, напротив острова с одноимённым названием. На самом острове видим неплохой такой пляж, но он занят. Ну и ладно, у нас тут тоже хорошо. Тоже есть песок, камни небольшие, и самое главное, большие волны сюда не доходят, теряют по пути свои силы. Дети непрерывно купаются. Несмотря на расслабленное состояние, мы всё же находим силы пройти вдоль берега. Снова черника пытается помешать движению. Вдалеке видны садки для разведения мидий и посёлок, над которым высятся ветряки. Вечером, продолжая традиции матрасного отдыха, балуем себя оладушками со сгущёнкой. И снова мажемся кремом от загара.

 

 

 

Наутро так красиво вышли в море, на парусах, без мотора. Бесшумно проскользили мимо скучающих туристов на пляже и скрылись из виду среди волн и ветра. Снова палило солнце. Дети, как по мановению волшебной палочки засыпают, Жухрай тоже находит себе место, особо не спрашивая у окружающих. Берег с правого борта то удалялся, то приближался, в зависимости от галса. Ветер почему то почти всё время был встречный. Береговая полоса потеряла свою затейливость и стала казаться неприступной. Больше не встречалось островов, на поверхность выглядывали только луды. Луды -  это такие скалы, поднимающиеся с морского дна почти до самой поверхности. Во время отлива они обнажаются, а во время прилива почти не видны. Иногда они образуют невысокие плоские острова, совершенно непригодные для стоянки, поскольку на них невозможно укрыться от волн и ветра. Так или иначе, мы дошли до губы Сухая. Капитан Борода и Саша искусно провели катамаран по руслу невидимой в приливе реки, миновали разбросанные под водой в хаотичном беспорядке большие камни, и мы наконец то причалили к берегу. Можно расслабиться (да вроде бы и не напрягались :) ).

Отлив только начался и вся губа от берега до берега была залита морской водой. Речки, что впадают в неё, насквозь просолены далеко вверх по течению и вода в них непригодна для питья и приготовления пищи. Зато она теплющая. Дети просто не вылезали из неё. Вода постепенно уходила в море и губа начала обсыхать. Оголились камни, берег стал шире и вскоре только русло речки осталось наполненным и то глубиной по пояс, в котором продолжалось бесконечное купание. Только вкуснейший гороховый суп, приготовленный лично капитаном Борода, смог собрать всех вместе вокруг костра. Уже начало смеркаться, когда мы решили пройтись по берегу в надежде найти пресный ручей или толковое болото. Однако ничего такого здесь нет, лишь медвежьи следы, отчётливо различимые на песке, заставляли время от времени оглядываться да разговаривать погромче. Но не всё так плохо, осталась надежда на рыбалку. Ещё когда мы заходили в бухту, под катамараном туда-сюда проносилась вспугнутая камбала. Место мы запомнили и уже поздно вечером поставили снасть, в надежде на улов. С приятными мыслями улеглись спать.

 

 

Вот и первое августа. Как то незаметно подкрался последний месяц лета. Пишу об этом, как будто уже осень настала и вместе с дождями вот-вот посыплются на землю первые снежинки. На самом деле лето никуда не девается, оно по-прежнему в разгаре, но потихоньку начинает сворачивать манатки, и от этого немного грустно. Однако лирику в сторону. Рыбалка удалась. Утром мы имели довольно неплохой улов. Довольно крупные, почти магазинного размера камбалы трепетали хвостами в полиэтиленовом пакете. Решено было их закоптить, а самых крупных особей зажарить. Дети по опять купаются, иногда наступая на камбалёшек босыми ногами. Те бьются, щекочут за пятки, пытаются удрать и снова зарыться в песчаное дно. Всё это ужасно веселит и детки активно ловят рыб голыми руками. Самые крупные отправляются в мешок, а мелочь отпускают обратно.

 

 

Однако надо бы пополнить запасы пресной воды. Для этого снаряжается целая экспедиция. Речка, как уже упоминалось, просолена приливами далеко вверх по течению. Поэтому нужно найти впадающий в неё ручей, где вода гарантированно будет пресная. Взяв в руки пустые канистры мы отправились почти полным составом – пять человек и пес Жухрай. Ника осталась в лагере на хозяйстве. Шли лесом, вдоль берегов, пару раз переходили через саму речку и прорывались через морошковые заросли у края болота. Наконец то дошли ручья. Саша наполняла канистры, Борода отгонял от неё голодных комаров, Жухрай крутился вокруг, в общем, все при деле. После того, как все ёмкости были залиты, последняя кружка живительной влаги пошла по кругу, каждый хотел испить лесной водицы. И в самом деле, ценность пресной воды осознается только в море, когда вода до горизонта, но пить её невозможно.

 

 

 

 

Затем был обед, потом десерт из копчёной камбалы. Жареную кабалу оставили на ужин, поскольку вода приливала и пора было сниматься, чтобы идти дальше. Переход был долгий, мы успели увидеть закат, и то, как солнце ушло за горизонт. Уже в сгущающихся сумерках проходя мимо бесконечной череды луд, мы были вынуждены искать пристанище среди каменных гряд, уходящих в море. Ещё на подходе наш капитан говорил, что это место противное, здесь неуютно и дурно пахнет гниющими водорослями, но оказалось, что всё не так уж плохо. Место их предыдущей стоянки (с прошлого похода) было уже занято, поэтому нашли другое, которое оказалось весьма неплохое. Тут место и для костра, и для палатки, и для купания.

 

 

 

Снова Белое море нам улыбнулось и наутро подарило солнце и ветер. Наша гряда была покрыта разнообразной миниатюрной растительностью: можжевельничек, голубичка, цветочки, кустики – всё это было не выше моих тапок. Даже красная смородина, найденная у триангуляционного знака, оказалась росточком не более пятнадцати сантиметров. Настоящие же полноростовые кустарники прятались лишь по низинам, скрывая под собой черничные заросли. Так что каждый, отходя в сторонку за какой-нибудь надобностью, надолго задерживался, не в силах сопротивляться магии лесной ягоды.

 

 

 

 

Ветер задувал, призывая отправляться в путь. В море недалеко от берега группа на байдарках работала вёслами, совершая свой поход вдоль побережья. У нас же тем временем начались сборы и погрузка катамарана. Осталось дождаться высокой воды.

В этот раз шли ходко, ветер задувал почти в нужном направлении - правый галфвинд. Дети спали с Жухраем в обнимку - на борту для них наступил тихий час. Они потом, конечно, проснулись и начали возиться и шуметь. Капитан строго на них покрикивал, но это мало помогало – возня с палубы просто перетекала под полог. Уже в сумерках вошли в мелкую бухту сплошь поросшую морской травой и пристали к берегу. Вода тут же отошла, обнажив илистое дно. До Куземы не дошли тридцать-сорок километров. С утра опять задувал ветер. Здесь было относительно тихо, но на другой стороне довольно узкого мыса волны вовсю били в берег. Камера, на которую я пытался снимать прибой, дрожала и тряслась от ветра. Съёмка не задалась. Зато множество спелой морошки не пускало в обратный путь к лагерю. Прогулка затянулась.

 

 

 

 

График приливов сместился настолько, что ходового времени оставалось совсем немного из-за наступающей темноты. Поэтому старт отложили до утра. Мы всё дальше уходили от полярного круга на юг и белые ночи становились совсем не белыми. Если так пойдёт, то скоро придётся фонарики доставать.

Рано-рано утром стартовали и с хорошим ветром промчались мимо Куземы до Большого Медвежьего острова. Почти весь перегон нас поливал дождик. Не прекратился он и после высадки на берег. Все оделись в плащи химзащиты и изображали зелёных человечков, которым любая погода не страшна. Ещё бы, плащи то до пяток, можно укутаться и так ночевать. Это, конечно, шутка была. Палатки мы всё-таки поставили. К вечеру дождик поутих и мы - трое больших плюс пёс пошли на прогулку. На острове мы были одни, хотя места для стоянок встречались. Даже избушку обнаружили. Вполне себе жилая - койки, печурка да стол. Что ещё нужно рыбаку на промысле. А ещё кое-где встречаются вырезанные из дерева истуканы, горки из камней, замшелые столы со скамьями. Должно быть тут раньше бывали любители естества и мати-природы, но мода прошла, а следы остались.

 

 

 

 

 

 

 

Боже мой, на календаре уже четвёртое августа! На всё про всё осталось меньше недели. Вот мы разбаловались то. Солнце, купание, лень и блаженство – вот время и пролетело незаметно. Тут бы успеть до Соловков дойти, на прочие задумки уже не успеть.

А море то уже похолодало. Пока шли пару последних переходов да мимо Кузёмы градусник показывал температуру воды двадцать, а то и восемнадцать градусов. Вот и в этот переход, море не баловало. Ветер был не очень, немножко подул, а в основном шли под мотором. Шли долго, часов шесть, не меньше, пока не достигли острова Тапоруха. Отсюда хорошо просматривался Кузовской архипелаг. Поднявшись на гору можно попытаться представить себе, что вдалеке различимы Соловки. И вообще, вокруг очень знакомый и приятный пейзаж – покатые невысокие острова шапочками, обсыхающие в отлив протоки между ними, и бескрайнее море, пронизанное лучами солнца из под туч. Несмотря на некоторую уединённость, не чувствуется отрыва от цивилизации – совсем рядом проходит фарватер где время от времени курсируют туда-сюда разнокалиберные суда и судёнышки обеспечивая связь с Соловецким архипелагом. Туда же мы и направились на следующий день.

 

 

 

 

Снова не было ветра. Точнее, он был, но совершенно не подходящий, встречный. Поэтому шли под мотором. Справа проплывали Кузова, макушки которых были покрыты шапкой из туч. Впереди всё явственней проступали очертания Большого Соловецкого острова. Держа в качестве ориентира Секирную гору, мы нашли пристанище в одной из обсыхающих бухт. Поставили палатки, приготовили ужин. Все вместе сходили за водой, это километра полтора в одну сторону. Всё происходило по знакомому сценарию - Саша наполняла канистры, Борода отгонял комаров, а все остальные не давали Жухраю пробежаться по ручью выше по течению, чтобы не мутил воду. Под самый занавес дня напекли оладушек. Самую вкусную оладушку, обмакнутую в сгущёнку, передали в дар дядьке Беломору, повелителю здешних глубин, т.е. отправили плавать в отливающее море. Дядьке Беломору приношение понравилось, и на следующий день он щедро одарил нас отборной камбалой. Рыбу тут же приготовили. Ту, что помельче, закоптили и съели. Хвосты покрупнее отправили на сковородку и припрятали на катамаране, ведь сегодняшний день мы собирались посвятить посещению Соловецкого монастыря и прогулкам по острову.

 

 

Ветер был благоприятный и мы промчались весь путь до причала под парусами. Вот уже мы на суше и впереди видны высокие стены, сложенные из больших камней, удивительным образом подогнанных друг к другу. Сам монастырь встретил нас трудовыми хлопотами и буднями. Конечно, пока длится теплый сезон, надо успеть выполнить множество восстановительных работ. Много здесь уже сделано, но предстоит ещё больше.

 

 

 

 

Мы бродили по монастырю одни, без экскурсии. Но удивительным образом перед нами открывались почти все двери. Обычно закрытый на кодовый замок вход оказался не запертым, и мы смогли познакомиться с экспозицией. Смотритель музея посоветовал заглянуть в башню, куда экскурсии, конечно водят, но наверх как правило почти никто не поднимается. Мы не мешкая забрались по крутой лесенке и могли лицезреть окрестности через стволы старинных орудий. Где-то внизу высмотрели капитана Бороду с Жухраем и махали ему руками через бойницы. Но пора бы и честь знать. Есть ещё планы. После скорого перекуса жареной рыбой с хлебом, отправились побродить вдоль берега. Дорога привела к лабиринту. Дети носились друг за другом, стараясь быстрее всех разгадать запутанный маршрут. Затем дошли до переговорного камня.

 

 

 

 

 

 

Мы рассчитывали отчалить и встать на ночёвку ещё засветло, но промахнулись со временем приливов и отливов. Солнце садилось, а катамаран и не думал всплывать. Пришлось ждать. Похолодало, на небе высыпали звёзды. Дети забились в катамаран и уснули, Борода прилёг в обнимку с любимым псом. Я коротал время, витая в далёких мечтах. Лишь с первыми признаками рассвета мы наконец отчалили и, практически в темноте, чудом отыскали в береговой полосе одно укромное местечко. Там поставили палатки и завалились спать.

Утро настало достаточно поздно. Лишь в два часа дня мы под парусами, ловя хороший ветер, снова направились к знакомой пристани. Навстречу следовали яхты-участники только что прошедшей регаты. Проследовал теплоход "Василий Косяков", выполняя привычный рейс Рабочеостровск-Соловки-Рабочеостровск. Также привычно его сопровождала стая чаек, надеясь на угощения от туристов на борту. Мы подошли к причалу и встали так, чтобы не осушиться. Пока капитан Борода и Саша ходили за билетами для посещения Заицкого острова, дети просто молодцы – сбегали несколько раз к колонке и набрали воды во все свободные ёмкости. Итак, билет в кармане, можно продолжать путешествие. Примерно через час мы оказались на Большом Заицком острове.

 

 

Остров довольно большой, но дощатая дорожка, предназначенная для движения туристов, охватывает едва ли четверть его. Тут представлены как бы все достопримечательности – лабиринты, каменные насыпи, церковь Андрея Первозванного и кой-какие постройки. Ходить можно строго по дорожке. В Андреевской церкви, экскурсовод с колоритной внешностью, которого едва ли не приняли за служителя веры, поведал историю скита и церкви и немного коснулся истории. Несмотря на субъективный характер повествования, не спорили и выслушали его с интересом.

 

 

 

 

 

 

А теперь можно и в обратный путь пускаться. Но не сразу на материк, а снова на остров. На тот, где стояли перед тем, как отправиться сюда, на Соловки. Негоже было бы просто так скомкать поход. Хотелось завершить его красиво, со вкусом и смаком, потягиваясь о лени и заедая копчёной камбалой. Поэтому, ветер наполнил наши паруса, и весь остаток дня мы провели в море, наблюдая красочные небеса и проплывающие мимо нас острова Кузовского архипелага. Остановиться и пристать к ним, в силу определённых причин, желания не было. Нас ждал старый знакомый Тапоруха.

 

 

Целый день светило яркое и жаркое солнце. Мимо острова время от времени проходили разнообразные суда и судёнышки. Однако никакого беспокойства они не доставляли, поскольку их путь пролегал достаточно далеко от нас. Только лишь одна яхта вошла в пролив между островами и встала в одном из заливчиков на приличном расстоянии от нас. Ничто не помешало прожить этот день в мире и спокойствии. Море подарило рыбу, небо – шикарный закат. Уже поздно вечером, гуляя по макушке горы, мы ощутили нечто вроде нирваны. Это означало, что поход однозначно удался.

 

 

 

 

 

Утром морской ветер снова наполнил наши паруса и мы вышли в море. В последний в этом сезоне раз. Ветер раздувал, волны срывали со своих макушек пену и бросали в нас солёные брызги. Жаль было расставаться, но не настолько, чтобы испытать какое либо сожаление. Белое море подарило нам в это необычайное жаркое и ласковое лето всю доброту и всё своё расположение, кормило и поило нас, дарило покой и радость, качало на своих сильных руках. И, может быть впервые, поход от начала до конца был походом, без доездок и скомканного финиша. А может быть мы уже немножко научились этому великому искусству – путешествовать?

 

 

Фото: © Саша Теплякова 2018 и © Владимир Шильников 2018
Июль-Август 2018

 

Просмотров: 169 | Добавил: Bobas
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]